Благотворительный фонд
помощи онкологическим
больным AdVita («Ради жизни»)

«Найти здорового человека очень сложно»

Дата первой зафиксированной в нашей базе донации Татьяны Петривляк — 9 марта 2007 года. Уже больше 10 лет она помогает подопечным AdVita, сдавая кровь. О том, почему помощь незнакомым людям уже вошла у нее в привычку, узнала журналист Нина Фрейман.

Нина Фрейман: Татьяна, вы сдаете кровь для подопечных фонда AdVita уже целое десятилетие. Как вы стали донором? 
Татьяна Петривляк: Все началось с форума петербургских родителей LittleOne. Когда он еще был небольшим, там создавались отдельные темы о помощи людям, которым срочно требовалась кровь. Зачастую участницы форума знали этих людей лично. В то время я работала преподавателем в вузе, у меня было очень немного денег, но много свободного времени, и мне хотелось помогать. 
Однажды я прочитала на форуме, что чьему-то родственнику нужна кровь. Оказалось, что список противопоказаний для сдачи крови очень большой — от миопии шестой степени до татуировки, сделанной менее, чем год назад. Но я поняла, что подхожу под все требования. Считаю, что если ты можешь сдавать кровь, ты должен это делать. Стараюсь подключать к этому делу своих знакомых. 

Н.Ф.: Получается? 
Т.П.: Найти здорового человека очень сложно: одной девушке не хватает веса, чтобы стать донором, у другой был гепатит, и теперь пожизненный отвод, у третьей татуировка сделана 8 месяцев назад, а должен пройти год. Несколько моих друзей не могут сдавать кровь, а некоторые стали делать это постоянно. Я еще и мужа привлекла: у нас одинаковая группа, Андрей тоже есть в базе доноров «АдВиты», и мы оба сдаем кровь регулярно. Правда, сдаем в разных местах: он работает каждый день, и ему удобнее приходить в Первый мед, а я не каждый, и мне больше нравится в 31-й больнице: прекрасное отношение, прекрасный персонал, можно приходить не только утром, но и днем. К тому же, там очень внимательно смотрят за уровнем гемоглобина. 

Раньше я преподавала гуманитарные дисциплины, логику и философию, в техническом вузе. Понятно, что мой предмет был на периферии студенческого сознания. Многие не доходили до моих занятий. Когда приближалось время сессии, я говорила: «Значит так, ребята. Если вас не было весь семестр, либо сделайте полный конспект всех лекций, либо сдайте кровь». Один студент потом сказал мне, что ему позвонили из лаборатории, сообщили, что в его крови найдены маркеры, которые сопутствуют гепатиту, попросили пересдать кровь на анализ. К счастью, оказалось, что это была ошибка. Но я поняла, что донорская кровь тщательно проверяется, и если будут какие-то серьезные проблемы, вам позвонят. Это тоже плюс — мониторинг здоровья. 

Н.Ф.: В каком году вы впервые сдали кровь и сколько раз уже это делали? 
Т.П.: Начала в 2005. Несколько раз сдавала не для подопечных фонда, а для чьих-то родственников и знакомых. Это было в разных больницах города, и записи о тех кроводачах пропали. Но осенью я опять пошла с коллегой в Первый мед, подняли архив, и оказалось, что у меня только там 12 кроводач и еще больше десятка — в 31-й больнице. Надеюсь, что почетного донора заработаю. 

В 31-й больнице недавно появилась очень серьезная молодая врач, которая говорит: «Да, сдавать кровь можно четыре раза в год, но мы рекомендуем три. Не нужно героизма, позаботьтесь о своем здоровье». В последнее время у меня, в основном, три раза и получается. 

Н.Ф.: Дискомфорта от кроводачи не чувствуете? 
Т.П.: Однажды кто-то из доноров пошутил, что от уколов у нас будут руки, как у наркоманов. Но медсестра возразила: «Нет, наши уколы и даже наши синяки всегда отличаются от наркоманских! И если вас в милицию заберут, то все равно ни в чем таком не заподозрят!». А у меня и синяков-то, кажется, никогда не было — кровь берут виртуозно. В Первом меде раньше работала замечательная бабушка — всех называла деточками, и у нее была особенно легкая рука. 

Н.Ф.: Вы есть в регистре доноров костного мозга? 
Т.П.: Да, кровь на типирование для регистра я сдала еще лет пять назад, после того, как прочитала о такой возможности на форуме LittleOne. Тогда база доноров костного мозга только-только начала пополняться. На вахте Первого меда не поняли, чего я хочу, врачи стали пересылать из кабинета в кабинет. В одном из кабинетов сказали: «Наверное, вам надо сдать кровь на аллергены!», в другом — «Идите на онкологию!» Бродила я, наверное, минут 40. Потом вернулась на отделение переливания, и оказалось, что прямо там у меня и возьмут пробирку на типирование. Все оказалось очень просто. С тех пор жду и надеюсь, что мой костный мозг кому-то поможет. Слава тебе, господи, пока все мои генетические близнецы, видимо, здоровы. 

Н.Ф.: Вы предложили встретиться для интервью в пространстве «Легко-Легко», где продаются сувениры и проводятся мастер-классы и лекции в пользу подопечных фонда AdVita. Вы здесь часто бываете? 
Т.П.: Когда дочка была маленькая, мы жили в Пушкине, но регулярно приезжали на ярмарки в «Легко-Легко». А за те два года, что живем буквально за углом, все никак с ней не можем сюда дойти на мероприятие. Она уже подросток, в школе слишком много заданий. Тут уже не до валяния и не до росписи по стеклу. Но я регулярно прихожу в «Легко-Легко» за книжками, сувенирами с петербургской символикой, подарками для друзей и родственников. Дочка тоже ведет сюда друзей, когда нужно купить сувениры. Мы пытались ходить в «Легко-Легко» на курс по истории кино, но как-то не сложилось. Скоро будут лекции про музейное пространство, их собирается читать преподаватель нашего Европейского университета. Я уже слушала его раньше, было очень интересно. Постараемся прийти.

Н.Ф.: Вы работаете в Европейском университете? 
Т.П.: Да, занимаюсь развитием науки в регионах. Многие выпускники уезжают за границу, а мы стараемся этот поток остановить, стараемся, чтобы люди, уезжая в свои родные регионы, двигали науку там. Мы стараемся обеспечить финансовую поддержку, а региональные вузы, наши партнеры, предоставляют помещения, компьютеры, берут выпускников на преподавательские ставки. У нас два больших центра — в Перми и в Томске. В последние два года мы также развиваем «малые гранты»: наши выпускники организуют мероприятия, конференции, издают книги, монографии, и мы вместе с ними в этом участвуем, стараемся помогать, чтобы в Красноярске, Волгограде, во Владивостоке, Тюмени, где-то еще они не утонули в бумажной работе. Сейчас ведь преподаватели завалены бумагами по макушку, а надо, чтобы у них оставалось время, желание и силы на настоящую научную работу. В феврале я была в Красноярске, а в апреле надеюсь съездить во Владикавказ. Интерес к современной науке по всей России огромный. Феномен научпопа и лекции Аси Казанцевой не на пустом месте рождаются. 

Н.Ф.: Ваш муж тоже преподает? 
Т.П.: Нет, он гейм-дизайнер — делает компьютерные игры.

Н.Ф.: Вы с ним следите за судьбами людей, для которых сдавали кровь? 
Т.П.: Первые три-четыре раза мы сдавали кровь для детей, и все они уходили. В какой-то момент мы даже перестали сдавать — было ощущение, что все равно ничего не получается. Но потом поняли: не спасут одних — спасут других, нельзя останавливаться. Всё — сдаем дальше. 

Н.Ф.: У вас есть какой-то секрет, как побыстрее восстановиться после кроводачи? 
Т.П.: Литр гранатового сока! Помогает ли — не знаю, но он очень вкусный! 

Нина Фрейман
_____________________________________ 
Если вы хотите стать донором крови или костного мозга, звоните координаторам донорской службы фонда: +7 901 3 0000 25 или +7 921 998 49 15.