Благотворительный фонд
помощи онкологическим
больным AdVita («Ради жизни»)

«У меня такая знатная группа, что сам Бог велел ее сдавать»

Александра давно помогает фонду AdVita как волонтер. Но она еще и донор. Вот и вчера, перед интервью Александра в очередной раз сдавала кровь в ОПК ПСПбГМУ им. Павлова — как всегда, для подопечных фонда. 

Нина Фрейман: Александра, когда и почему вы стали донором? 
Александра Сторожук: Первый раз я сдавала кровь еще 25 лет назад, когда начинала работать в типографии — нас водили на сдачу «оптом». Через много лет, когда я стала волонтером фонда AdVita, эта тема снова всплыла. Постоянно вижу записи о том, что кому-то нужна кровь, призывы: «Ребята, приходите!», посты о том, что крови не хватает. А я работаю буквально в соседнем доме с Первым медом. И вот однажды пошла, сдала кровь, выяснила, что через два месяца снова можно явиться. Снова пошла, снова сдала. Еще через два месяца — опять то же самое. В какой-то момент меня завернули — из-за низкого гемоглобина дали медотвод на месяц. Пришлось подождать. С тех пор, придя на отделение переливания, не снимаю шапку-шарф, пока не узнаю, что с гемоглобином все в порядке. 

Н.Ф.: Как часто получается сдавать кровь? 
А.С.: Взяла себе за правило — если гемоглобин позволяет, то прихожу раз в два месяца. Уже два года. У меня такая знатная группа, что сам Бог велел ее сдавать — «нулевая», которая всем подходит. Главное, чтобы показатели были в норме, и между кроводачами прошло 60 дней. По другим причинам, кроме гемоглобина, меня ни разу не заворачивали. 

Н.Ф.: В вашей семье еще есть доноры, кроме вас? 
А.С.: Дочь, к сожалению, может сдавать только компоненты крови, и очень из-за этого переживает. А моя мама тоже в свое время постоянно сдавала кровь. Раньше можно было делать это регулярно от работы. Она начинала трудиться в Средней Азии, в геологической экспедиции, а там была нехватка крови. Потом продолжила ходить на кроводачи самостоятельно. Опять же, везде так много информации о нехватке доноров, что надо быть очень боязливым человеком или иметь противопоказания, чтобы не откликнуться. 

Н.Ф.: Вы, кажется, сегодня попали в очередь на отделении. Так много было желающих стать донорами? 
А.С.: Уже второй раз было много студентов — целая группа. Они балагурят, пьют сладкий чай, грызут сухари, фотографируются. Потом кому-нибудь становится плохо, и все затихают и начинают бояться. Одна девушка упала в обморок, второй прервали кроводачу: пожаловалась, что кружится голова. Старушки сидят, кровь сдают — и ничего, а девчонки в обморок падают — может быть, от страха: перегорели, перебоялись. 

Н.Ф.: А вам никогда не бывало плохо во время кроводачи? 
А.С.: Первый раз я даже испытала эйфорию. Недаром говорят, что кровопускание полезно. Организм обрадовался, что его освободили, почистили. Иногда бывает легкая слабость, но падать в обморок мне никогда не доводилось. 

Н.Ф.: Что, по-вашему, нужно делать донору, чтобы быстрее восстановиться после донации? 
А.С.: Надо побежать и сразу начать работать. Некоторые идут в ближайшее кафе и едят с чувством, с толком, с расстановкой. Но я всегда очень тороплюсь на работу. Когда падает гемоглобин, некоторое время пью гранатовый сок. Но, по-моему, восстановиться мне помогает не сок, а южное солнце. Так что если вы тоже донор и у вас упал гемоглобин — срочно езжайте в Абхазию, Грузию, Италию, Грецию и так далее. Пять дней на солнышке — возвращайтесь, и будет вам счастье. Проверила на себе. 

Н.Ф.: А в Национальном регистре доноров костного мозга вы состоите? 
А.С.: Да, сдала кровь на типирование, вскочила в последний вагон: стать потенциальным донором костного мозга можно только до 45 лет. Теперь жду — позвонят или нет. Однажды позвонили с анкетированием, сказали: «Вас беспокоят из регистра доноров костного мозга». А мне послышалось — «из морга». Думаю, может, место надо заранее занять? Но, к счастью, нет. 

Н.Ф.: Есть что-то, что хотелось бы изменить в процедуре сдачи крови, в том, как все это устроено — помимо очередей? 
А.С.: Пытаюсь все время отказаться от денег. Но на меня строго смотрят, говорят: «Это вам на еду». А я рассматриваю эти деньги как «бензиновые» — считаю, что трачу их, когда еду на задание от фонда AdVita как автоволонтер. В последнее время у меня по три заявки в неделю: постоянно надо что-то куда-то отвезти. Еще я стараюсь забирать всех подопечных из Пулково — это близко от моего дома, мне несложно. 

Недавно, когда я на машине торопилась в очередной раз забрать подопечных из квартиры фонда и везти в аэропорт, на желтом светофоре меня остановил милиционер. Пришлось объяснять, почему торопилась: я волонтер, и задание мое не терпит отлагательств. Он, казалось, был удивлен, что можно что-то делать не за деньги, а просто так, что существует фонд AdVita, который помогает людям бесплатно. 

Недавно на занятия по оказанию первой помощи, которые тоже организовал фонд, позвала с собой дочь и ее подругу. Та сказала: «Я пойду, но не скажу знакомым, что это проводит благотворительный фонд». Из-за того, что сейчас так много лжеволонтеров, молодые люди считают, что вся благотворительность — фальшивка. Это, конечно, очень обидно. 

Н.Ф.: Помогаете ли вы другим фондам, помимо AdVita? 
А.С.: Да, фонду «Долго и счастливо», который поддерживает пожилых людей. Езжу в Максимилиановскую больницу, в гериатрический центр на Фонтанке, делаю для спонсоров фотографии из серии «Как было и как стало». Несколько раз возила подопечного фонда, он ученый, историк, ослеп, но иногда хочет съездить на какое-нибудь научное мероприятие, не может смириться со своим недугом. Раньше еще по праздникам разносила подарки пожилым подопечным еврейского фонда «Рахамим», но сейчас это не часто получается. 

Н.Ф.: А кем работаете? 
А.С.: Шеф-редактором в издательстве «Кросс-Панорама». Вчера по волонтерским делам от фонда «Долго и счастливо» была в больнице имени Кащенко. Главврач моей должностью очень впечатлился. А когда говорю, что волонтер, люди почему-то начинают рассматривать меня с интересом. Видимо, многие все еще смотрят на волонтерство как на какое-то диковинное новообразование. 

Нина Фрейман
_____________________________________ 
Если вы хотите стать донором крови или костного мозга, звоните координаторам донорской службы фонда: +7 901 3 0000 25 или +7 921 998 49 15. 

Чтобы стать донором, заполните анкету.