Благотворительный фонд
помощи онкологическим
больным AdVita («Ради жизни»)

«Им всегда тяжело, их ответственность огромна»

  • 21 Июня 2020

Знаю, врачей в России принято ругать. Впрочем, кого нет? В чем не разуверился народ? Мол, ничего не знают, не умеют, рвачи и т.д. Вот, за границей – да, там врачи творят чудеса. В этом, кстати, нет ничего специфически русского, за границей точно так же ругают своих врачей. Это международный спорт, который каждый народ почему-то считает национальным. Но сейчас как-то подутихли эти разговоры, мне кажется, даже в России. Как-то язык не поворачивается ругать тех, кто каждый день рискует своей жизнью на передовой и расплачивается за чужие ошибки. И как непростительно много самоотверженных медицинских работников погибло в России, и это невосполнимая потеря для всех нас. Как легко тратятся триллионы, и как сложно правильно распорядиться миллиардом ради спасения настоящего золотого запаса страны.

Настоящий русский медик – все же это особое явление, настоящий подвижник, зажатый в тиски между начальством, часто замученным и озлобленным пациентом и, мягко говоря, не всегда справедливым общественным мнением, вынужденный делать свое дело в условиях постоянного давления и жесткой нехватки всего необходимого. И думаю, каждому из нас встречались такие святые люди. Есть такой опыт и у меня. Я не хочу сейчас мимоходом касаться самых близких и дорогих мне докторов, но мне сейчас вспомнилась участковый врач, которая 20 лет назад сразу увидела у моей бабушки инфаркт, пропущенный профессорами, с одного взгляда на нее увидела! (Нет, я не против, конечно, инструментальной диагностики, слава богу, что есть у нас кардиограф, рентген, всякие КТ и МРТ доползли потихоньку и до провинции, а 20 лет назад они были не слишком доступны даже в больших городах, но я очень ценю докторов, родившихся с или развивших в себе опыт? интуицию?). Эта женщина тогда уже была старенькой, еле ходила, переваливаясь, тяжелым утиным шагом, но чуть ли не каждый день обходила за смену своих пациентов, десяток квартир, если не больше. Боюсь, ее давно нет на свете, а я даже имя ее вспомнить сейчас не могу, но мысленно вижу и всегда вспоминаю с благодарностью. Она подарила моей бабушке (и ее близким людям) немного времени, сносного времени, не беспросветного.

Еще я вспоминаю другую женщину, онколога с тридцатилетним стажем, которая неизлечимо заболела раком сама, и когда уже не могла работать, то не просто не сдалась, а сколотила, как настоящий лидер и врач, вокруг себя группу таких же обреченных пациентов, и они проверили на себе все методы народной, нетрадиционной, спорной, клинически не подтвержденной терапии, о которых так много говорилось лет 15 назад. Нет, никто не выжил, увы.

Вспоминаю другого доктора, психотерапевта, который почти 20 лет «держал на свете» неизлечимо больную тещу, бывшую на его попечении – так уж получилось. Это был настоящий зубр старой школы, человек энциклопедических знаний, по крайней мере по части медицины, лечивший больше словами, чем лекарствами. Ну и лекарствами конечно тоже. И действительно, от одного присутствия в поле его заботы многим больным становилось легче, мне об этом говорил не один его пациент. Повторюсь, думаю, каждый из нас может вспомнить таких золотых врачей.

Наш фонд работает уже достаточно давно, мы много взаимодействуем с медицинскими работниками, и не устаем удивляться мужеству, стойкости очень многих из них, их вечной тайной (зачастую неизвестной даже пациентам) борьбе за своего пациента, борьбе несмотря ни на что.

Им всегда тяжело, их ответственность огромна, ведь они работают с таких хрупким материалом, как человеческая жизнь.

Давайте же будем им благодарны, не будем стесняться говорить «спасибо», будем им доверять и помогать спасать нас. Постараемся помочь им чем сможем и пожелаем здоровья, немного покоя, и нашего общего уважения – и не только во времена общей беды.

Павел Гринберг, Исполнительный директор фонда AdVita

Автор коллажа Нина Фрейман