Благотворительный фонд
помощи онкологическим
больным AdVita («Ради жизни»)

Куда исчезают лекарства?

  • 13 Марта 2020

То, что сейчас происходит с лекарствами, – прекрасный повод объяснить, почему благотворительным фондам приходится покупать их своим подопечным. Например, когда определенные препараты исчезают из страны совсем.

Почему исчезают иностранные лекарства?

В 2011 году была принята программа «Фарма 2020», по которой отечественные производители лекарств должны были бы к 2020-му году вытеснить с рынка импортных примерно на 90%. Благодаря ряду законов и инструкций западные производители перестали попадать в госзакупки, и ввозить лекарства в Россию им стало неинтересно. О том, что так будет, специалисты сказали сразу же. Но пациенты почувствовали это на себе около полутора лет назад. За последние два года, по оценкам экспертов, российский рынок покинули около 700 наименований лекарств.

Хватает ли российских лекарств и достаточное ли у них качество?

И да, и нет. Есть секторы здравоохранения, с которыми российская фарма справилась и по качеству, и по количеству. Есть ситуации, когда приличный отечественный аналог создать удалось, но, чтобы обеспечить всю страну, мощностей не хватает. Есть ситуации, когда качественного отечественного аналога нет.

И самая тяжелая ситуация – когда в России нет никакого аналога, а иностранный препарат уже с рынка ушел.

Что происходит сейчас?

В феврале 2020 года из России ушло шесть онкологических препаратов. У некоторых из них были российские аналоги. Но исчезновение двух лекарств из шести поставило под угрозу существование трансплантации костного мозга в России.

Речь идет о препаратах Алкеран и Милеран компании ASPEN PHARMA. Именно эти два лекарства используются как базовые в 70% трансплантаций костного мозга, как-то: при острых лейкозах, хроническом миелолейкозе, миелофиброзе, множественной миеломе, апластической анемии, миелодиспластическом синдроме и разных видах лимфом.

18 февраля 2020 все клиники, работающие с препаратами Алкеран и Милеран, получили уведомление от производителя, что поставки Алкерана в Россию возобновятся только в четвертом квартале 2021 (!) года, а по поводу Милерана сроки и вовсе не были названы.

НИИ детской онкологии, гематологии и трансплантологии им. Р. М. Горбачевой выполняет самое большое число трансплантаций костного мозга в России – около 400. Любая задержка пересадки костного мозга опасна для жизни. Петербургские трансплантологи рассчитали плановую потребность и обратились в фонд AdVita с экстренной просьбой о закупке обоих препаратов.

Что мы можем сделать?

В данный момент нам удалось выяснить следующее:

  1. У поставщиков в России сохранилось около 800 флаконов Алкерана. Если выкупим все, обеспечим клинику до конца 2021 года, но делать это нужно прямо сейчас. Цена вопроса: 2 466 000 рублей.

  2. Так как Милерана в России уже нет, специалисты помогли нам найти японский аналог. Сейчас речь идет о том, чтобы купить и ввезти его в Россию в том количестве, чтобы хватило на полтора месяца работы клиники.  За это время, мы надеемся, ситуация хотя бы прояснится. Цена вопроса до скачка курса валют была 1 600 000 рублей. Сейчас производятся новые расчеты.

И это год только начался! Что будет завтра, неизвестно. Но мы точно знаем, что лекарства придется ДОБЫВАТЬ, и эта песня надолго. Для этой задачи ПЛАНОВЫЕ деньги – бесценны.

Я обращаюсь к вам, дорогие жертвователи.

Всем нам сейчас очень трудно. И все же: если вы подумывали о том, чтобы подписаться на рекуррентные платежи в пользу фонда AdVita, но вам не хватало повода, это он. Пожалуйста, выберите программу «Лечение».

Если вы не готовы к постоянным плановым списаниям с карты, но можете сделать разовое пожертвование, — пожалуйста, сделайте это сейчас.

Елена Грачева, административный директор фонда AdVita

Автор иллюстрации: Аня Леонова


Пожертвовать на программу «Лечение»