Благотворительный фонд
помощи онкологическим
больным AdVita («Ради жизни»)

Людмила Улицкая подарила фонду AdVita новый рассказ

  • 20 Мая 2020

Фонд AdVita получил удивительный подарок на 18-летие: Людмила Улицкая прислала нам свой неизданный рассказ. «Поздравляю, дорогие друзья! Вы такие маленькие. И такие большие!» - говорилось в письме. 
Мы были очень тронуты этим знаком внимания, и решили поделиться небольшим видео со своими друзьями. Спасибо, дорогая Людмила Евгеньевна, за такую возможность!


С Людмилой Евгеньевной мы не виделись с прошлого дня рождения. Тогда она выступила на нашем празднике на Новой сцене Александринского театра в дуэте с Полиной Осетинской. Приглашение писательница приняла сразу, не задумываясь, хотя речь о гонораре и не шла. Благодаря проданным на вечер билетам, AdVita смогла оплатить типирование образцов крови для российского регистра потенциальных доноров костного мозга. После выступления Людмила Евгеньевна рассказала волонтерам фонда о том, почему для нее важно помогать.

– Может ли, по вашему мнению, благотворительность объединять людей?
– Я отношусь к числу тех счастливчиков, которых окружают замечательные люди. Каждый из нас создаёт вокруг себя определённое сообщество. Вот я в течение жизни, по-видимому, «надышала» такое пространство, в котором мне очень хорошо. Я очень люблю моих друзей, они прекрасные. И многие из них занимаются благотворительностью. Поэтому мне легко было войти в это сообщество: делаешь одно движение рукой и оказываешься там.

У меня в жизни есть такая роскошь, которая мало у кого есть – я почти не ходила на государственную службу. Работа фрилансера, человека, который сидит дома со своим компьютером, освободила меня от общения с начальством и подчинёнными. Поэтому мои отношения с людьми строятся по абсолютно иному принципу – по принципу взаимной симпатии. Я могу не общаться с людьми, которые мне не нравятся. Думаю, что каждый человек живёт в том пространстве, которое сам себе выбирает. Поэтому, если это взять как жизненную задачу и дружить с людьми, которые вызывают расположение, которые «качественные», то жизнь человека сделается лучше.

– Нужно ли говорить о благотворительности или лучше давать каждому человеку самостоятельно «дозревать» до мыслей о ней?
– Я не знаю. Знаю только то, что каждый человек, который имеет этот опыт, даже маленький, немножко на эту «иглу» подсаживается. Потому что, на самом деле, это очень приятно. Когда ты знаешь, что вы собрали по три рубля, какого-то ребёнка прооперировали, и он жив. И вот эти твои три рубля, которые там, в этой огромной сумме лежат, создают большой душевный комфорт. Ты понимаешь, что принял участие в каком-то очень важном деле. Я думаю, что тому, кто пока не занимается благотворительностью, надо попробовать и посмотреть, не доставит ли это радость.

Я дружу с Нютой Федермессер. Хосписное движение – одно из самых сложных в моральном отношении. Люди, которым помогает Нюта, как правило, умирают через три дня, три месяца, некоторые – через год. Чтобы этим заниматься, нужна большая внутренняя зрелость. Мы же знаем все, что умрём в конце концов. Мы эту мысль умеем отгонять от себя... Когда маленький ребёнок видит в первый раз дохлого воробья или дохлую кошку, душу переворачивает. Потом умирает старая бабушка, потом начинаешь понимать, что это имеет отношение и к тебе. Поэтому хосписная работа – это, кончено, работа потрясающей сложности и потрясающей важности. Я бываю иногда в хосписах. Большая часть людей боится не смерти, а боли. Это и ко мне относится. Я боюсь, что я буду плохо себя вести: плакать и кричать.

Есть разного рода благотворительная работа, и каждый человек может выбрать себе ту область, в которой он не будет чувствовать себя травмированным, а будет при деле и адекватным этому месту.

– Вы помогаете фонду AdVita уже не первый год. Почему?
– У меня такая установка. Даже не помню, когда в последний раз получала деньги за свои публичные выступления. За границей иногда. Я называю эти деньги «бешеными», потому что я их не «высиживаю», а выхожу на полтора-два часа и общаюсь с людьми. Меня немножко смущает лёгкость их заработка. Ну что такое два часа? Поэтому я довольно давно для себя установила, что эти «бешеные» деньги, я отдаю. И мне так приятно.

Анастасия Романова, Софья Сенич
Фото Вероники Жуковой