Благотворительный фонд
помощи онкологическим
больным AdVita («Ради жизни»)

Артем Климов

Артем Климов

умер 27.10.2009

УМОЛЯЮ! ПОМОГИТЕ ВЫЖИТЬ моему сыну! Артёму сейчас 20 лет. До весны 2007 года это был абсолютно здоровый, спортивный, жизнерадостный парень, с массой серьёзных увлечений и грандиозными планами на будущее. Целенаправленно воплощал в жизнь свою единственную с детских лет мечту – стать врачом и организовать лучшую клинику в России. Закончил медицинский лицей №214, поступил в Медицинский Университет им. Павлова (1-ый Мед), где стал одним из лучших студентов.

В конце 2-го курса абсолютно неожиданно и стремительно быстро развилась онкологическая опухоль – лимфома Ходжкина. Парень, уже плохо себя чувствуя, но не желая прерывать учёбу, досрочно сдал оставшиеся экзамены в Университете, после чего прошёл полный курс химиотерапии и лучевую терапию. Врачи зафиксировали ремиссию, и с огромным рвением продолжить свой путь к мечте, сын успешно закончил 3 курс, начал 4-ый. Но болезнь, как выяснилось, не отступила, случился рецидив – опухоль вокруг сердца.

Врачам пришлось применить самое сильное лечение, используемое в лечении онкогематологии – высокодозная усиленная химиотерапия с последующей трансплантацией стволовых клеток. В случаях с лимфомой Ходжкина – это обычно гарантированная длительная ремиссия. Даже на Западе эту терапию используют как “последнюю надежду” трудно поддающихся лечению онкобольных.

Мы выдержали и это испытание. Измученный осложнениями (2 раза попав в реанимацию “на грани” предельных возможностей организма), 26 марта сын услышали от врачей – ремиссия! После такого (!) лечения, да с помощью стволовых клеток, врачи были уверены в полной капитуляции болезни. И каково же было удивление всего врачебного сообщества, когда огромная опухоль вокруг сердца появилась уже через 2 месяца (то есть даже кровь ещё не успела восстановиться после предыдущей терапии), а помимо этого обнаружилось, что все лёгкие просто заполонены многочисленными опухолевыми новообразованиями. “Нонсенс!”, “Быть не может!”, – и это не только мнение российских онкологов, но и их немецких коллег, к которым я в отчаянии тут же обратилась за консультациями.

Вывод прозвучал как смертельный приговор – опухоль в результате многочисленных химио-, лучевых и других интенсивных воздействий мутировала так, что превратилась в самостоятельного монстра в организме, в некий “неклассифицируемый гистологический вариант лимфомы”, резистентный к химиотерапии даже в повышенных дозах. Да ещё с огромной скоростью прогрессирующий.

Несколько немецких клиник без гарантий согласились попробовать начать лечение Артёма, признавая случай действительно необычным и тяжёлым. Предварительная оценка курса химиотерапии с последующей неродственной трансплантацией костного мозга была около 350 тысяч евро. К сожалению, мы не успели собрать достаточную сумму для лечения в Германии.

24 мая Артёма признали нетранспортабельным, опухоль в средостении выросла, прогрессировали и многочисленные опухоли в лёгких, и врачи вынуждены были начать немедленное лечение здесь. Артём находится в Ленинградской областной клинике.

25 мая Артему начали экстренную терапию. Главной нашей надеждой оставалась донорская пересадка костного мозга в центре им. Раисы Горбачёвой.

Но 6 июня пришла плохая новость: совместимого донора для Артема среди 20 миллионов человек в международном регистре (то есть. во всём мире) не нашлось.

Сейчас основная задача – стабилизировать и уменьшить прогрессирование опухоли, выиграть время, отвоевать его у самой страшной беды, которая грозит Артёму, получить возможность дождаться новых препаратов или технологий, готовящихся к выходу на медицинский рынок по лечению рака. Единственное, что врачи могут сейчас делать – пробовать экспериментальные препараты, варьировать химиотерапию, пытаться угадать, что же может подействовать на эту странную агрессивную опухоль. В ситуации, когда риск летального исхода равен почти 100%, мы будем пробовать всё!

Один из таких экспериментальных препаратов Revlimid и назначен сейчас Артёму. Его в России нет пока вообще, так как он только в апреле утверждён и начал применяться Европейскими и Американскими экспериментальными онкоцентрами. По мнению западных онкологов этот препарат показывает очень сильные результаты даже в безнадёжных случаях. Достать его нам пробуют помочь врачи из разных европейских стран (он просто так не продаётся!). Стоит REVLIMID около 500 тысяч рублей за одну упаковку. А упаковок нужно будет минимум 3.

Я одна воспитываю сына, и Ваша посильная финансовая поддержка окажет нам неоценимую услугу. Я вынуждена вновь обратиться за сбором денег, теперь на это лекарство.

Я безумно благодарна всем, кто откликнулся на нашу просьбу. Мой сын, если Господь дарует ему чудо и возможность выжить, с его талантом и целеустремлённостью, без сомнения реализует свою мечту и станет одним из лучших врачей, и возможно, именно он поможет вам или вашим родственникам в тяжёлую минуту.

Спасите Тёму, умоляю!

Наталия, мама Артема

× Выбрать дату в календаре - × Выбрать дату в календаре
Новости