Благотворительный фонд
помощи онкологическим
больным AdVita («Ради жизни»)

Марика Минасян

Марика Минасян

умерла 15.04.2007

Я, Минасян Марина Мартыновна 23 сентября 1964г. рождения, проживаю в республике Армения, в г.Ереван. 11 ноября 2002г. мне был поставлен диагноз: фибральный кистоз левой молочной железы. С установленным диагнозом я обратилась в Онкологический научный центр имени Фанарджяна Р.А., к директору центра, академику Галстяну Айро Михайловичу. На следующий день меня экстренно прооперировали – маммоэктомия левой молочной железы. Прооперировал академик Галстян со своим зятем, кандидатом медицинских наук Минасянцем Андреем Сергеевичем. Мое дальнейшее лечение передали Минасянцу А.С., послеоперационная реабилитационная терапия проведена не была. Медицинская эстафета была передана химиотерапевту Барсегян Асмик Мануковне, кандидату медицинских наук, которая не провела курса необходимой химиотерапии.

Через год я обратилась к лечащему химиотерапевту Барсегян А.М. с жалобой на температуру 37-37,5 и опухолью в левой подмышечной впадине, на что она ответила, что так и должно быть, не объяснив причины. После этого, в течение трех месяцев, асимметрично с левой стороны (живот, рука, грудь) появилась отечность. Вновь обратилась к Асмик Мануковне и вновь получила ответ, что температура и отечность “это особенность конституции моего организма”.

После этого самочувствие стало ухудшаться. Обратилась к оперирующему хирургу-академику Галстяну с просьбой вылечить меня! А он только посоветовал заняться лечебной гимнастикой и посещать тренажерный зал. В течение трех месяцев я исправно посещала тренажерный зал по совету Галстяна и заведующего отделом, кандидатом медицинских наук Минасянца А.С.

Через 3 месяца, прямо в спортивном зале я потеряла сознание. Все это время боли не прекращались. Обратилась опять к академику Галстяну А.М. и Мнасянцу А.С., они мне ничего не ответили, потом сделали пункцию в области левой подмышечной впадины, а результата мне не сообщили.

С большим опозданием, только после настойчивых и продолжительных просьб об оказании помощи (просила на коленях меня вылечить!), меня направили на лучевую терапию, где мне сообщили что уже пора применять сильнодействующие наркотические медикаменты. И я попала к врачу Татулу Сагателяну, который в свою очередь поиздевался надо мной. Врач Сагателян через каждые 2 дня отправлял меня на рентгенографию легких. Мое состояние ухудшалось, на рентгеновском снимке с первого раза была обнаружена плевральная жидкость на уровне второго ребра с левой стороны в нижней части живота, затем уровень жидкости поднимался, так как не была оказана своевременная помощь. На пятом сеансе лучевой терапии мне стало плохо, я плакала и просила прекратить процедуру. Я опять потеряла сознание, затем меня привили в чувство и направили на третий рентген легких. Результата рентгенографии мне не сообщили, и просто отправили меня домой. Вечером, дома, мне стало очень плохо. Был вызван лечащий врач Сагателян. Единственное, что он предложил сделать, – это ввести мне внутривенно глюкозу. К счастью у нас дома находился врач-терапевт, которая прослушав мои легкие, категорически запретила вводить систему, так как в легком собралась вода до шестого ребра. Я не могла лежать и не могла дышать. Под утро мое состояние резко ухудшилось и нам пришлось обратиться к коллегам моего отца, который умер в 1998г., в больницу скорой помощи №2 имени Алиханяна города Ереван. Там мне выкачали 700 mg жидкости, назначили лечение и химиотерапию.

После совета врача, мы опять обратились к Барсегяну А.М. за помощью, но не получив от него внятного ответа, со слезами на глазах вместе с матерью пошли домой в полном отчаянии. По совету друзей я обратилась к другому химиотерапевту. После посещения 7 курсов терапии, улучшения не последовало. От безысходности я обратилась снова к академику Галстяну А.М., но он вместе со своими коллегами со спокойным видом махнул на меня и мою дальнейшую судьбу рукой, продолжая упорно отмалчиваться и игнорировать мои мольбы о помощи.

Потом посоветовал мне “пойти домой и тихо умереть”, поскольку помочь мне больше нечем. Вот слова академика медицинских наук, специалиста “высочайшей квалификации”, высказанные своему пациенту! Слова, сказанные врачом, который довел своего пациента до метастазов 4 стадии и бросил на произвол судьбы.

Все назначенные процедуры нужно было делать раньше, сразу после операции, и это не только мое субъективное мнение, это и мнение Московских специалистов которые пришли в ужас от всего услышанного и увиденного. Московские врачи взялись на свой страх и риск исправить ошибки своих Ереванских “коллег”, не давая надежды на скорое улучшение состояния здоровья.

После неправильно проведенного лечения на скорой помощи и на инвалидной коляске, в тяжелом состоянии я была доставлена в Москву в РОНЦ им. Н.Н.Блохина. За период проведенного лечения у московских специалистов мое самочувствие стало улучшаться, отечность немного спала, передвигаюсь самостоятельно, могу без особых усилий разговаривать, но дальнейшее мое пожизненное лечение требует огромных для моей семьи денежных средств, которых в связи с моей недееспособностью я не в состоянии заработать. Поэтому я обращаюсь посредством Интернета к людям, способным сопереживать моему горю и горю людей, попавших в подобные жизненные ситуации, с которыми не совладать в одиночку, если ты беспомощный и честный человек.

Боль, которая преследует меня каждый день, терпеть невыносимо без столь необходимых мне дорогостоящих медикаментов. Пожалуйста, кто может мне помочь медикаментами или денежными средствами – свяжитесь со мной.

Мне нужны следующие дорогостоящие препараты:

1. Кселода (капецитабин) – до января 2006 года необходимы 16 упаковок по цене 17116 рублей, итого 273 856 рублей; 2. Таксотер – до июня 2005 года необходимы 12 упаковок по цене 35589 рублей, итого 427 068 рублей.

В июне 2005 года должен быть назначен 2 курс лечения.

Марика Минасян

Выбрать дату в календаре - Выбрать дату в календаре
Новости