Благотворительный фонд
помощи онкологическим
больным AdVita («Ради жизни»)

Виолетта Сумина

Северо-Западный федеральный округ, 

Виолетта Сумина

Северо-Западный федеральный округ

Диагноз: Рак молочной железы

Здравствуйте, добрые люди!

Никогда не думала, что буду вынуждена обратиться к вам, хотя сама я часто перечисляла средства в благотворительные фонды. Жалко всех… Мне 52 года, уже 5 лет я на пенсии по инвалидности (I группа). Всю жизнь живу в Ленинграде, Санкт-Петербурге. Работала в отделе кадров Государственного института прикладной химии, после его ликвидации – в коммерческой фирме менеджером. Коллеги любили меня за теплое к ним отношение, когда собирались с друзьями, я играла на фортепиано и не давала никому скучать, а дома меня называют “миротворцем”. На здоровье никогда не жаловалась – активно занималась спортивной йогой, увлекалась диетологией. Казалось, что так будет всегда на моем веку… Но жизнь начала испытания на прочность и нанесла свои удары… В один год ушли из жизни три близких мне человека – младший брат, свекор и любимая бабушка. Стареньких и больных маму со свекровью я взяла на себя, 24 часа в сутки была им и психологом, и поддержкой, и лекарем. Дочь моя вступила в пору поступления в вуз. Отличница с “серебряной” медалью гимназии, с великолепным знанием английского и испанского языков, она тоже нуждалась в моей поддержке. На работе настали трудные времена, связанные с ликвидацией предприятия. Ухудшились отношения с мужем. Мое здоровье не выдержало.

В 2007 году, ровно через год после смерти брата, мне ставят страшный диагноз – рак молочной железы. Недели на две я буквально оглохла от ужаса. Дочь не устроена, старушки больные. Мама – в кардиологии, а у свекрови – такой же диагноз, как у меня. А у мужа началась другая жизнь: вышел на пенсию, поселился отдельно, не помогает, мы о нем ничего не знаем. Я взяла себя в руки, перепроверила диагноз у нескольких врачей, но ответ был неизменный и неутешительный. Я выдержала шесть тяжелых курсов химиотерапии. Затем мне провели лучевую терапию. После этого стало возможным сделать операцию. Четыре года я радовалась жизни, все это время принимала гормональные таблетки. Я успела поместить в больницу маму и выходить ее после кардиооперации. Порадоваться за дочь, которая поступила на бюджет в Университет им. А.И.Герцена, теперь она филолог, преподаватель английского.

Второй удар моя болезнь нанесла зимой 2013 года – после вирусной инфекции с осложнениями на фоне ослабленного иммунитета. Я задыхалась, одышка была как у столетней старушки. Думали, проблема с сердцем. Но УЗИ сердца провести не удалось из-за жидкости, полностью заполнившей правое легкое. Откачивали жидкость через прокол в боку: три с половиной литра вышло… Выяснилось, что ее скопление провоцируют новообразования на плевре и в лимфоузлах брюшной полости. А это значит, что болезнь метастазирует. Мне немедленно начали проводить химиотерапию. Снова выпадение волос, состояние разбитости, чувство беспомощности. Но я прошла и это испытание. Дальше надо было в течение трех месяцев принимать препарат Кселода – химиотерапию в таблетках (цена 15000 рублей на 21 день). Но после окончания курса выяснилось, что лекарство не работает – метастазы выстрелили в кости, начались боли в позвоночнике. Мне срочно подобрали новое лекарство Гемзар, а также назначили Зомету для восстановления костей. Поначалу вынуждена была покупать препараты сама – 40000 рублей в месяц выходило.

В 2014 году в НИИ онкологии им. Петрова, где меня первый раз оперировали, открыли дневной стационар с бесплатной химиотерапии, меня взяли туда на лечение. Но через два месяца препарат там закончился, а в 2015 году и бесплатный стационар отменили. Пациенты вынуждены сами покупать и приносить лекарства, все сопутствующие флаконы с противорвотными, катетеры, даже физраствор. Прерывать процесс лечения опасно, я стала покупать все необходимое за свои деньги. В месяц выходило примерно 40000 рублей. За четыре месяца терапии Гемзар дал стабильную картину. Но потом начался настоящий ад: температура 39,8 каждый день, жаропонижающие не сбивают, сердце не справляется – отек от макушки до пяток, за неделю в организме образовалось 7 литров жидкости. Но надо ходить по врачам, разыскивать лекарства по аптекам. Показатели крови упали, необходимо срочно менять схему лечения.

Врачи сошлись во мнении, что мне может помочь препарат нового поколения Халавен. В государственных центрах его не назначают, а месячный курс лечения обходится почти в 240 000 рублей. Помочь мне некому. Я на пенсии по инвалидности, все сбережения за 9 лет лечения, условно называемого бесплатным, израсходованы. Мои две бабульки не в счет, сами нуждаются во многом, о муже ничего не знаю, а дочь временно не работает – ухаживает за тремя больными. Я обратилась за помощью к друзьям, которые дали 100 000 рублей на половину курса, чтоб я как можно скорее начала лечение. Нужно пройти хотя бы один курс, чтобы оценить эффективность терапии. Обращаюсь ко всем, к кого есть сострадание и возможность помочь. Сейчас надеюсь только на вас. Доброта – в нашей крови. У всех есть родители, любимые, сестры, братья, дети. Пусть ваши добрые дела вернутся в ваш дом благополучием и любовью! Благодарю каждого за сочувствие и за материальную помощь.

С уважением, любовью и надеждой,
Виолетта Александровна

Здравствуйте! Мне назначили новую химиотерапию - препаратом Паклитаксел. Схема - каждую неделю, с перерывом на обследование. Чтоб оценить ее эффективность, нужно два месяца. Я переношу лечение не очень хорошо из-за побочных эффектов, но ничего, за неделю привожу себя в порядок: надо! Сейчас я готовлюсь к химиотерапии (принимаю гормоны) и лечу остаточные явления от введения препарата на прошлой неделе. Мышечные боли в спине сильные - двигаться трудно. Из поликлиники шла три часа, от скамейки до скамейки, зато сама. Посмотрела свою страничку на сайте АдВиты и увидела список людей, желающих мне помочь. Испытала бесконечную благодарность, они до слез тронули своей заботой! Благодарю Соколовскую Марианну, Куприянову А.В., Корельскую Е.Е., Ловчикова Д.А. Желаю вам счастья! Особая благодарность и низкий поклон (насколько мне позволит пострадавшая спина) Филиной Ольге Николаевне. Добрый, милый человек, спасибо за ваше постоянство, за то, что вы верите в меня! Дай Бог вам легкой жизни без испытаний и, конечно, крепкого здоровья! Вы меня воодушевляете на победу.  А еще у меня появились друзья - девочки-близняшки Агафонычевы Тома и Лена. Мы переписываемся, встречались. Они очень чуткие, всегда готовы прийти на помощь, любят животных, спасают и их. Удивительные девочки! Мне с ними просто, хотя они ровесницы моей дочери. Я их полюбила как своих.  Все люди, оказывается, очень добрые. А фонд АдВита действительно спасает людей. Спасибо вам всем.  С уважением, Виолетта Александровна
После четырех месяцев лечения Мегейсом ситуация по основному заболеванию у Виолетты Александровны несколько ухудшилась, появились новые метастазы. Назначены препарат Эндоксан и обезболивающие средства. На 8 июля назначена госпитализация на курс химиотерапии в Онкоцентр. Виолетта Александровна чувствует себя неважно, ее беспокоят невралгия и боли в желудке, она сильно похудела.
По результатам обследования, у Виолетты Александровны разнонаправленная динамика: одни очаги уменьшились, другие увеличились. Мегейс отменен, до июня Виолетта Александровна будет принимать Эндоксан, в июне планируется обследование. В целом Виолетта Александровна чувствует себя неплохо, хотя одышка сохраняется. Она рада, что самостоятельно выполняет домашние дела, ходит в магазин и на прогулки.
До конца апреля Виолетта Александровна продолжает лечение Мегейсом, потом ей предстоит пройти контрольное обследование, по итогам которого будет решаться вопрос о дальнейшей терапии. Виолетта Александровна в основном проводит время дома, на улицу выходит редко. Ее по-прежнему беспокоит довольно сильная одышка, а с недавних пор - боли в глазах из-за влияния препарата на сосуды.
Я только что прошла очередное обследование, которое меня не порадовало: очаги увеличились, жидкость стала скапливаться и во втором легком тоже. Я это почувствовала по нарастающей одышке. Опять стала двигаться медленно, останавливаюсь, как рыба, пытаюсь вдохнуть, но до верхней точки вдоха не могу дойти. Уже знакомая история. Но лечащая врач считает, что еще надо два месяца принимать прежний препарат – Мегейс. Она считает, что мое лечение идет по схеме: два шага вперед, полшага – назад. Быстро не получится. Считает, что нельзя постоянно получать активную химиотерапию – надо организму дать отдохнуть и набраться сил перед будущим лечением. Картина ее не сильно насторожила. Сейчас решается вопрос о том, надо ли откачивать жидкость из плевры, как три года назад. Так что я отпущена на два месяца счастливой жизни. Вот только с жидкостью в легких разберусь и зубки подлечу. Это такое счастье – таблетками лечиться! Я могу куда-то выехать отдохнуть к друзьям, домашним помогать. А далее видно будет. Виолетта Александровна
Плановое обследование показало, что Халавен больше не помогает и болезнь снова прогрессирует. Назначен поддерживающий препарат Мегейс, врачи обсуждают возможности дальнейшего лечения. Виолетта Александровна сейчас дома, чувствует себя не очень хорошо, страдает от одышки. Однако праздники она провела, по ее словам, очень хорошо, погрузилась в любимые домашние дела и заботы. Виолетта Александровна очень благодарна всем, кто помогает ей в процессе лечения и поддерживает словом и делом.
× Выбрать дату в календаре - × Выбрать дату в календаре
Новости