Благотворительный фонд
помощи онкологическим
больным AdVita («Ради жизни»)

Юрий Лузин

Юрий Лузин

умер 08.08.2008

Здравствуйте!

Очень трудно коротко и ясно написать о страшной беде, пришедшей к нам в дом. Страшна она полной своей неожиданностью, мы растерялись и совсем не понимали что и как делать. Как вообще жить! Как жить, когда твоему ребенку ставят диагноз “рак крови”? Первое время я, его мать, могла только плакать, но один умный человек мне жестко и доходчиво объяснил, что это предательство с моей стороны, надо не плакать, а действовать, бороться за жизнь сына. Теперь я борюсь и буду бороться до конца, очень надеюсь, что до победного. Надеюсь и на то, что в этой борьбе мне помогут люди в которых, несмотря на цинизм и жестокость нашего времени, сохранилось умение сопереживать, чувствовать чужую боль.

Моего сына зовут Юрий, он родился 31 марта 1986 года, то есть ему полных 22 года. Заболел в 21 год. Диагноз – острый миелобластный лейкоз. Никогда раньше ничем серьезным сын не болел. Окончил школу, ушел служить в армию, при призыве ставили категорию “А-2”, то есть абсолютно здоров. Служил далеко от дома, под Владивостоком, а мы живем в Краснодарском крае. Я сильно переживала, ведь мальчик с юга, а там такие морозы и не приедешь, далеко и дорого, и посылку не пошлешь (все доходило в плесени). Так и служил фактически без всякой поддержки из дома. А я ночи не спала, боялась за него. Какая радость была, когда он вернулся! Думали, все испытания закончились. Судьба распорядилась иначе.

Теперь все те переживания кажутся мелочью, по сравнению с тем, что приходится ему переживать теперь. А он, по сути, ведь совсем еще мальчишка, хотя в отличии от ребенка хорошо понимает, что происходит и чем может закончиться. От этого ему еще тяжелее. Но он не падает духом, говорит: “мама, все будет хорошо, вот увидишь”. А я за эту силу духа зову его “мой маленький оловянный солдатик”, или говорю: “правильно сынок! Ведь Юрий по-церковному Георгий, и ты как святой Георгий – победоносец!”

Мы не сдаемся, хотя нас уже 2 раза приговорили. Первый раз в сочинском онкодиспансере, когда обычный курс химиотерапии (7+3) не вывел сына в ремиссию и второй в г.Краснодаре, когда главный гематолог края прочитав сочинскую выписку сказала, что в Сочи не должны были даже приступать к лечению, при этом диагнозе требуется госпитализация в высокотехнологическое медицинское учреждение. А на мою просьбу о таком направлении эта “милосердная дама” ответила: “Зачем? Я вам как врач говорю: Вы его уже потеряли”.

Я спросила, что же мне теперь делать, ведь он дома и вполне живой. Приехать и сказать: “Извини сынок, но ты уже мертвый?” Она мне ответила с большим раздражением, что спешат в департамент здравоохранения и ей “некогда слушать мои глупости” (дословно!). Бог ей судья! Мне некогда было ругаться и жаловаться. Время! Оно работало против нас, ведь сын не получал вовсе никакого лечения. В Интернете нашли адреса подходящих клиник, их всего 4 в стране. Москва ответила категорическим отказом, так как попросту некуда класть. В канун Рождества дозвонились главному врачу НИИ Гематологии и трансфузиологии в г.Санкт-Петербург. И нас взяли!

Впервые мы поехали туда без квоты, не было времени ее выбивать, заплатили 100 тысяч рублей (для гематологии это совсем немного). Сына госпитализировали, а я отправилась в Краснодар оформлять документы. Большое спасибо специалистам Краснодарского краевого департамента здравоохранения. Они выдали мне квоту в течение часа, так как факт госпитализации подтверждался договором с медицинским учреждением.

Лечение дало результаты, сына вывели в ремиссию с первого курса химиотерапии, но при его форме лейкоза рецидив неизбежен. В любом случае нужна трансплантация костного мозга, а так как он единственный ребенок в семье, то необходимо искать неродственного донора. Российского регистра доноров еще нет, поэтому поиск нужно вести в международном. На это не дают никаких квот, а стоит такой поиск 15000 евро. Еще 2500 евро стоит доставка трансплантата в Санкт-Петербурге. У нас таких денег нет, ведь сын болеет уже 7 месяцев.

Мы решили обратиться к людям, которые способны сочувствовать. Пожалуйста, помогите спасти моего сына! Невозможно сказать 22-летнему парню: “извини, у нас кончились деньги, тебе придется умереть”. Тогда этот мир действительно ничего не стоит.

Мы все веруем в Бога. Даже те, кто об этом не задумывается. Поэтому я надеюсь на человеческое сострадание. Храни Вас Бог.

Наталья Панфилова, мама

Выбрать дату в календаре - Выбрать дату в календаре
Новости