Благотворительный фонд
помощи онкологическим
больным AdVita («Ради жизни»)

«Ничего важнее этого сейчас для нас нет»

Когда мы начинали, главной проблемой в благотворительности было доверие.

Только что закончились 90-е, когда благотворительность ассоциировалась прежде всего с отмыванием денег. При просьбах о помощи люди начинали иронически улыбаться. Нива филантропии была пустынна, как Гоби. Волонтерские группы, занимавшиеся настоящим делом, можно было пересчитать по пальцам. Помощь начиналась с необходимости одеть и накормить тех, у кого не было карточек – например, пострадавших в Спитаке людей, привезенных в клиники Москвы и Ленинграда; бездомных; сирот и инвалидов в интернатах. Первые больничные волонтеры вспоминают, какой проблемой были одноразовые шприцы и самые элементарные лекарства. Как коллеги из европейских городов-побратимов присылали посылки с сухим бульоном, чтобы в больницах было чем кормить пациентов.

Именно благодаря труду и страсти настоящих волонтеры 1990-х годов начало появляться то самое доверие, без которого невозможно ничего.
Сайт фонда AdVita, запущенный еще в 2000 году, был именно про доверие.

Вот люди. Вот их истории. Вот их медицинские документы. Вот ежедневный (!) отчет о поступлении денег. Когда начались мобильные телефоны, мы и их указывали на страничках: пожалуйста, можете позвонить и поговорить с самим пациентом. Для подопечных это было очень тяжело, но они тоже понимали: не будет доверия – не будет помощи.

Шло время.

К середине 2000-х сомнений в нашей репутации у жертвователей (которых тогда было в разы меньше, чем сейчас, и все работающие фонды были наперечет) уже не возникало. Но появилась новая проблема, вернее, две.

С расцветом форумов и первых социальных сетей (кто из читающих помнит, что такое Живой Журнал?) просьбы о помощи начали стремительно множиться, и все, конечно, давили на жалость – таковы были правила игры. А пожертвовать деньги можно было только дойдя ногами до отделения банка и заполнив бланк бесконечными циферками реквизитов.

Тогда, в середине нулевых, мы первыми в России сформулировали: «Помогать легко». Казалось важнее всего, чтобы помощь стала легкой во всех смыслах этого слова! Чтобы деньги собирались не потому, что хочется побыстрее откупиться, когда на тебя в упор смотрят наполненные слезами глаза больного ребенка. Чтобы не нужно было тратить несколько часов, чтобы совершить пожертвование. Мы стали иначе писать о помощи. Мы придумали благотворительные сувениры, а потом – благотворительный мультипликационный сериал. Мы прикрутили к сайту сто разных способов пожертвований. Мы стояли с нашими ящиками и сувенирами на всех концертах, спектаклях и фестивалях Петербурга. Помогать стало действительно легко! Но этого скоро стало недостаточно.

В 2010-х главным конкурентным преимуществом в благотворительность стал профессионализм. Постепенно на первое место вышла та простая мысль, что помогать – тоже профессия. Что благотворительный фонд должен уметь не только собирать деньги, но и правильно и эффективно их тратить. Что сами по себе деньги – это еще не помощь и оттого, что на сберкнижке у мамы больного ребенка окажутся деньги, лекарство автоматически в его капельнице не появится. И мы потратили много сил на то, чтобы научиться помогать так, чтобы каждая копейка работала как можно лучше, а деньги превращались в помощь как можно быстрее.

Что происходит сейчас?

С одной стороны, благотворительный сектор растет с такой скоростью, что, в каком бы уголке интернета вы находились, от просьб о помощи вам не спрятаться. Не говоря уже о телевизоре... Как кажется, все страдания мира стали явными. Сборы идут на лечение и образование, на погорельцев и сидельцев, на сирот и инвалидов, на птиц и зверей, на восстановление лесов и реставрацию старинных зданий. Каждый, кто хотел бы хоть чему-то помочь, может начать свою кампанию – или найти похожие и присоединиться. Это, конечно, прекрасно: филантропическая пустыня конца 90-х начинает постепенно превращаться в цветущий сад.

Но тут круг внезапно замыкается. Когда благотворительность раздробилась на десятки тысяч сборов, вопрос о доверии снова, как когда-то, стал главным. Я хочу помогать, но как же выбрать? Кого мне слушать? Кому верить?

Есть только один механизм, который работает всегда.

Люди верят тем, кому они доверяют. Близким людям. Друзьям.

Мы просим на наше восемнадцатилетие самый бесценный подарок, который только существует.  Мы просим поделиться вашим доверием к нам с теми вашими друзьями, кто про нас еще не знает. Или знает, но еще не начал помогать. Вдруг ваше доверие станет решающим аргументом?
Ничего важнее этого сейчас для нас нет. Если каждый наш друг, волонтер, донор крови, подопечный, жертвователь расскажет о нас хотя бы одному своему другу и поможет ему начать помогать – это будет фантастическая, бесценная помощь всем, кто ждет ее прямо сейчас.

Чтобы это было удобнее, мы проводим к 18-летию фонда AdVita акцию по волонтерскому фандрайзингу. Как это будет выглядеть – читайте по ссылке.

Елена Грачева, административный директор фонда AdVita